Тезисы

С Галей никогда не скучно. С ней как на минном поле дорожишь каждым моментом, живёшь, дышишь как в последний раз. А судьи то и дело пытаются это поле у тебя отобрать: вы ранены, туда нельзя. Как вороньё. Только на минном поле и есть жизнь. Рядом с Галей. С ней.

Галя полна противоречий. Это очень женственная черта. С тем же уважением. Сказать, я вас буду уважать, если вы исчезните, это сказать, что я уделю вам внимание, когда вас не будет рядом. Это сказать, я буду думать о вас, когда вы уйдёте. Уважение и есть внимание.

Галя интуитивна. Если в словах она может ошибаться, то в поступках нет. Она всегда поступает правильно.

Галя непредсказуема. Это тоже связанно с её интуицией.

Галя дальнозоркая. Чтобы получше разглядеть человека, она отдаляет его. Сейчас она изучает меня.

Галя провидица. Она знает наперёд, как будут развиваться события. Если события идут не так, она создаёт их сама.

Галя Великая. Чтобы скрыть это, она осознанно ютится в маленьких комнатушках.

С Галей каждый день как первый. Каждый раз с ней приходится знакомиться заново.

Галя всегда нова. Лицо её то одно, то иное. Ускользающе узнаваемо.

Галя царевна. Ради неё проходишь испытанье за испытаньем.

Галя Дева.

Очередное прощание

С этого четверга по воскресенье я буду в подвешенном состоянии между жизнью и вечностью. На Земле меня держит только Галя, и, возможно, она почувствует в эти дни, как я привязан к ней. Это будет для неё самым удобным моментом окончательно вытолкнуть меня из своей жизни и из жизни вообще. Если так надо, то пусть сделает это именно в эти дни. Если после 26 февраля страница не будет обновляться, то это ей это удалось. Не знаю, как там всё устроено, но тогда я вне очереди пройду на воплощение и рожусь у Гали сыном. Если же страница обновится после 26 февраля, то я продолжу свои земные ухаживания за Галей и допишу «Теорию красоты».

***

Обращение к Гале - самое сладкое, что есть в жизни. Галя самая настоящая ТЫ. Галя это ТЫ. Когда я это понял, она уехала. Уехала, прекратила общаться именно из-за того, что я её узнал. Если бы не узнавал, она бы изредка мне звонила. Но что мне изредка? Тебя всегда мало. Всегда. И мои обращения превратились в молитвы. Обращение к тебе всегда молитва.
Не потому что я идеализирую тебя. Вовсе нет. Не потому что я привязался. Хотя, конечно, оно так и есть. Привязанность к тебе не причина, а следствие, и она естественна. И попытки увидеть тебя тоже.

Ещё раз Галиноcловие


     Нужен новый подход к Гале. Прежние подходы привели пока только к бесконечным судам и бесконечной тоске. Трудность заключается в том, что Галя при общении очень скрытна и замкнута, а последние три с половиной года она вообще молчит со мной, и все её слова я могу пересчитать по пальцам.

     Пусть, именно со мной она замкнута, а с другими более открыта, это норма. С нравящимися ему людьми человек более открыт чем с теми, кого он избегает. А Галя меня избегает. Говорить, как это больно, непродуктивно, поэтому о боли больше ни слова.

     И так, есть девушка, которую я всю жизнь люблю. Да-да, я люблю её не с осени 2015-ого, а всю свою сознательную жизнь. И началась моя сознательная жизнь значительно раньше 2015-ого. Просто Галя до 2015-ого физически отсутствовала, и любовь к ней была заочной. Это как жить по разные стороны Оки. Галя жила в Заочье.

(Мне нравятся твои глаза по-итальянски i tuoi occhi: Mi piacchiono i tuoi occhi.)

     Мыслей так много, что требуется внимание, чтобы держаться одной нити повествования. Например, можно раскрыть тему заочников или пуститься в исследование Галиной замкнутости, можно ознакомиться с особенностями жизни концертирующих пианистов в теории или вытрясти их из Галиных коллег. Материала легко наберётся на целую науку — на Галинословие.

     Прежде всего о замкнутости. Дело тут не во мне, а в самой Гале. Она практически ни с кем не открыта и только вынужденно подпускает к себе людей. Меня Галя гоняла три-четыре раза прежде чем позволить провожать её. Да и сами проводы начинались с гонений, которые нужно было проходить каждый раз как ритуал. Впрочем, об этом я уже писал. Замкнутость её или природная или приобретена детским опытом, и с музыкой она никак не связана. Замнутость её не строится на гордыне — Галя не гордая, хотя порой и высказывает своё пренебрежение ко многому. Раньше в ходу было слово манкирование, так вот Галя не манкировала меня, а демонстративно унижала, надеясь задеть мою гордыню до такой степени, чтобы я пропал. У неё это не получалось, и она не могла понять: «Как же так, я его топчу, неглижирую, на пальцах объясняю, что уважения моего он добьётся только полным своим исчезновением, а ему хоть бы хны!».

     Организаторы концертов получают её внимание в разы больше меня. Галя и улыбается им, и делится своими переживаниями. Может, как раньше со мной, а, может, и интенсивней. Не знаю, как близко она их подпускает к себе. Не знаю, как близко она вообще кого-либо может допустить к себе.

     По каким критериям она сортирует людей на своих, чужих, близких и очень близких? Так формулировать вопрос неправильно и цинично. Критерии нужны роботу, а человек действует на уровне интуиции, на подсознании. И её подсознание отвергает меня как человека. Она подпустит к себе любого организатора концертов скорее нежели меня. Любого судью, любого адвоката, любого студента, любого профессора. Но это только кажется. На самом деле я Гале ближе всех. Даже ближе сестры. Вот она и вырывается:

    «Отпусти, дурак, ты меня душишь!».

     Снова я иду не туда. Пока Галя молода, она не подпустит меня. Но надеяться на то, что она повзрослеет, ошибка. Только взрослые потухшие женщины, могут такое утверждать. Как можно верить в эти клише — они исходят от заклишированных людей, полагаться на которых нельзя. Во-первых это всё отговорки и причитания, а во-вторых Галя ни в коей мере не будет такой с возрастом. Она останется молодой всегда — не только в моих бутылках с морской почтой, а всегда. Ей совсем не нужны мои подчеркивания её красоты — она в ней не сомневается. И она не обделена вниманием как заклишированные люди (как некрасиво я о людях отзываюсь). Галя избалована вниманием — она красива и внешнего внимания к себе у неё хватает.

     Самонадеянно считать, что своими страницами, повестями, рисунками и граффити я растоплю её сердце. Это мелко для неё. Это детский сад. Это даже не отдалит её — она и без этого бесконечно далека от меня, а бесконечность не увеличится и не уменьшится от моих шагов. Мне нужно действовать иначе. Нужны не количественные, а качественные шаги. И качество их должно быть другого, совсем неожиданного для неё уровня.

     Как в физике есть квантовые переходы, так и в любви есть точки, меняющие мир кардинально. И тут Галя оставляет мне шанс оказаться однажды рядом с ней. А когда я буду с ней рядом, то изменится и прошлое — оно перепишится, и окажется, что мы всегда были вместе, что она всегда была моей.

     Так неразрешимый для меня раньше вопрос разрешится: лучше Галя придёт в самый последний день жизни, чем в последний день жизни она уйдёт. А последний день ещё не настал. Галя не отберёт у меня последний день — она великодушна. Такая у нас с ней любовь.

    Любовь последнего дня.



-------------------------♬-------------------------