День

Страницы становятся слишком длинными, приходится увеличивать их количество...

Тезисы

С Галей никогда не скучно. С ней как на минном поле дорожишь каждым моментом, живёшь, дышишь как в последний раз. А судьи то и дело пытаются это поле у тебя отобрать: вы ранены, туда нельзя. Как вороньё. Только на минном поле и есть жизнь. Рядом с Галей. С ней.

Галя полна противоречий. Это очень женственная черта. С тем же уважением. Сказать, я вас буду уважать, если вы исчезните, это сказать, что я уделю вам внимание, когда вас не будет рядом. Это сказать, я буду думать о вас, когда вы уйдёте. Уважение и есть внимание.

Галя интуитивна. Если в словах она может ошибаться, то в поступках нет. Она всегда поступает правильно.

Галя непредсказуема. Это тоже связанно с её интуицией.

Галя дальнозоркая. Чтобы получше разглядеть человека, она отдаляет его. Сейчас она изучает меня.

Галя провидица. Она знает наперёд, как будут развиваться события. Если события идут не так, она создаёт их сама.

Галя Великая. Чтобы скрыть это, она осознанно ютится в маленьких комнатушках.

С Галей каждый день как первый. Каждый раз с ней приходится знакомиться заново.

Галя всегда нова. Лицо её то одно, то иное. Ускользающе узнаваемо.

Галя царевна. Ради неё проходишь испытанье за испытаньем.

Галя Дева.

Очередное прощание

С этого четверга по воскресенье я буду в подвешенном состоянии между жизнью и вечностью. На Земле меня держит только Галя, и, возможно, она почувствует в эти дни, как я привязан к ней. Это будет для неё самым удобным моментом окончательно вытолкнуть меня из своей жизни и из жизни вообще. Если так надо, то пусть сделает это именно в эти дни. Если после 26 февраля страница не будет обновляться, то это ей это удалось. Не знаю, как там всё устроено, но тогда я вне очереди пройду на воплощение и рожусь у Гали сыном. Если же страница обновится после 26 февраля, то я продолжу свои земные ухаживания за Галей и допишу «Теорию красоты».

***

Обращение к Гале - самое сладкое, что есть в жизни. Галя самая настоящая ТЫ. Галя это ТЫ. Когда я это понял, она уехала. Уехала, прекратила общаться именно из-за того, что я её узнал. Если бы не узнавал, она бы изредка мне звонила. Но что мне изредка? Тебя всегда мало. Всегда. И мои обращения превратились в молитвы. Обращение к тебе всегда молитва.
Не потому что я идеализирую тебя. Вовсе нет. Не потому что я привязался. Хотя, конечно, оно так и есть. Привязанность к тебе не причина, а следствие, и она естественна. И попытки увидеть тебя тоже.

Ещё раз Галиноcловие


     Нужен новый подход к Гале. Прежние подходы привели пока только к бесконечным судам и бесконечной тоске. Трудность заключается в том, что Галя при общении очень скрытна и замкнута, а последние три с половиной года она вообще молчит со мной, и все её слова я могу пересчитать по пальцам.

     Пусть, именно со мной она замкнута, а с другими более открыта, это норма. С нравящимися ему людьми человек более открыт чем с теми, кого он избегает. А Галя меня избегает. Говорить, как это больно, непродуктивно, поэтому о боли больше ни слова.

     И так, есть девушка, которую я всю жизнь люблю. Да-да, я люблю её не с осени 2015-ого, а всю свою сознательную жизнь. И началась моя сознательная жизнь значительно раньше 2015-ого. Просто Галя до 2015-ого физически отсутствовала, и любовь к ней была заочной. Это как жить по разные стороны Оки. Галя жила в Заочье.

(Мне нравятся твои глаза по-итальянски i tuoi occhi: Mi piacchiono i tuoi occhi.)

     Мыслей так много, что требуется внимание, чтобы держаться одной нити повествования. Например, можно раскрыть тему заочников или пуститься в исследование Галиной замкнутости, можно ознакомиться с особенностями жизни концертирующих пианистов в теории или вытрясти их из Галиных коллег. Материала легко наберётся на целую науку — на Галинословие.

     Прежде всего о замкнутости. Дело тут не во мне, а в самой Гале. Она практически ни с кем не открыта и только вынужденно подпускает к себе людей. Меня Галя гоняла три-четыре раза прежде чем позволить провожать её. Да и сами проводы начинались с гонений, которые нужно было проходить каждый раз как ритуал. Впрочем, об этом я уже писал. Замкнутость её или природная или приобретена детским опытом, и с музыкой она никак не связана. Замнутость её не строится на гордыне — Галя не гордая, хотя порой и высказывает своё пренебрежение ко многому. Раньше в ходу было слово манкирование, так вот Галя не манкировала меня, а демонстративно унижала, надеясь задеть мою гордыню до такой степени, чтобы я пропал. У неё это не получалось, и она не могла понять: «Как же так, я его топчу, неглижирую, на пальцах объясняю, что уважения моего он добьётся только полным своим исчезновением, а ему хоть бы хны!».

     Организаторы концертов получают её внимание в разы больше меня. Галя и улыбается им, и делится своими переживаниями. Может, как раньше со мной, а, может, и интенсивней. Не знаю, как близко она их подпускает к себе. Не знаю, как близко она вообще кого-либо может допустить к себе.

     По каким критериям она сортирует людей на своих, чужих, близких и очень близких? Так формулировать вопрос неправильно и цинично. Критерии нужны роботу, а человек действует на уровне интуиции, на подсознании. И её подсознание отвергает меня как человека. Она подпустит к себе любого организатора концертов скорее нежели меня. Любого судью, любого адвоката, любого студента, любого профессора. Но это только кажется. На самом деле я Гале ближе всех. Даже ближе сестры. Вот она и вырывается:

    «Отпусти, дурак, ты меня душишь!».

     Снова я иду не туда. Пока Галя молода, она не подпустит меня. Но надеяться на то, что она повзрослеет, ошибка. Только взрослые потухшие женщины, могут такое утверждать. Как можно верить в эти клише — они исходят от заклишированных людей, полагаться на которых нельзя. Во-первых это всё отговорки и причитания, а во-вторых Галя ни в коей мере не будет такой с возрастом. Она останется молодой всегда — не только в моих бутылках с морской почтой, а всегда. Ей совсем не нужны мои подчеркивания её красоты — она в ней не сомневается. И она не обделена вниманием как заклишированные люди (как некрасиво я о людях отзываюсь). Галя избалована вниманием — она красива и внешнего внимания к себе у неё хватает.

     Самонадеянно считать, что своими страницами, повестями, рисунками и граффити я растоплю её сердце. Это мелко для неё. Это детский сад. Это даже не отдалит её — она и без этого бесконечно далека от меня, а бесконечность не увеличится и не уменьшится от моих шагов. Мне нужно действовать иначе. Нужны не количественные, а качественные шаги. И качество их должно быть другого, совсем неожиданного для неё уровня.

     Как в физике есть квантовые переходы, так и в любви есть точки, меняющие мир кардинально. И тут Галя оставляет мне шанс оказаться однажды рядом с ней. А когда я буду с ней рядом, то изменится и прошлое — оно перепишится, и окажется, что мы всегда были вместе, что она всегда была моей.

     Так неразрешимый для меня раньше вопрос разрешится: лучше Галя придёт в самый последний день жизни, чем в последний день жизни она уйдёт. А последний день ещё не настал. Галя не отберёт у меня последний день — она великодушна. Такая у нас с ней любовь.

    Любовь последнего дня.


Галюша любимая, я жив.

По своей глупости я чуть не погиб в прошлый четверг. Благодаря тебе я остался жив. Я всё время думал о тебе, о маме и о Родине. И пока это у тебя есть, с тобой никогда ничего не случится. Нужно ценить жизнь и ту реальность, в которой живёшь. Даже те проблемы, которые решаешь, нужно ценить. Жизнь очень хрупка - это я увидел в прошлый четверг.

В пятницу я переехал из Ароны в Милан, и только в воскресенье осознал, что нахожусь в центре чумы. Я и жил в сотне метров от миланского собора и в ста метрах от русской церкви. Как хорошо, что наша церковь есть везде, и что можно везде исповедываться. Как хорошо, что мы русские - мы очень сильные, и нам много дано непоколебимых истин.

Я ещё раз убедился, что как бы ты ко мне не относилась, ты являешься самым дорогим для меня человеком. Не знаю, как так получилось. Но так бывает.

Милан красив, и красивы длинноногие модели, заполонившие город на неделе моды. Они как фламинго расхаживали по улицам, позировали для корреспондентов. Многие говорили по-русски. Итальянки тоже очень красивы. Особенно не смуглые, а с белой кожей и голубыми глазами. Одна такая девушка ехала в том же поезде из Ароны. Она села через проход рядом с местом проводника, и я представил, как он обрадуется, когда вернётся с платформы. Но поезд сделал поворот, солнце засветило на мою сторону, и девушка с улыбкой пересела ко мне.

Помнишь 22 июля 2018 у нас было почти также? Тогда ты пересела ко мне, прячась от солнца.

Девушка читала книгу, и я не удержался показать ей свою книгу, и показать твои фотки из Рима. На английском я даже смог изложить нашу историю. И потом весь путь я осторожно рассматривал итальянку: пышные волосы, прозрачность кожи, римский нос, тонкие ушные раковины и тонкие кисти рук - девушка была живым изваянием какого-то мастера. И ещё её красота была девственна - это всегда чувствуется и невозможно ошибиться.

Было очень много красивых знакомств, и одна взрослая красивая итальянка, которая накрывает по утрам завтраки на стеклянной веранде на крыше отеля "Метро", сказала на твоё фото по-русски: "она прекрасна!". Там ещё были чёрные круассаны - с добавками угля. Если ты поедешь туда, любимая, а я хочу, чтобы ты вообще переехала туда, ведь там ранняя весна и там можно ухаживать за тобой - там это норма - то рекомендую тебе эту гостиницу. Она в 10 минутах от собора на трамвае возле метро "Паяно".

Плащ Потом новости стали более суровыми: города начали закрываться на карантин, и Милан тоже готовился к закрытию. Я не знал, уезжать мне или остаться до среды, чтобы успеть купить тебе одну жёлтую юбку с десятком больших пуговиц. Она была красива в витрине "easy chic", но бутик был постоянно закрыт на сиесту. Тогда я купил плащ в "uniqlo". Он очень лёгкий и мягкий. И в стиле 60-х. Конечно, это новая улика против меня, но я не удержался. Буду ждать конца запрета на контакты. Он твой.

Ещё два художника пытались тебя нарисовать, но неудачно. Московские художники лучше итальянских. Оба портрета я сам подправлю потом. А пока они выглядят так.

В среду я вернулся в Северную Гавань. Галя, прости меня. Портрет работы Армандо Вотрой миланский портрет

Когда чума начнётся в Койске, приезжай сюда. Я даже не буду ревновать, если ты остановишься у дяди Васи. Я буду приносить вам продукты. Я твой друг. Я не могу быть тебе опасен уже потому что люблю тебя, Галя. У меня нет машины, но есть права, так что в любую секунду я буду рядом с тобой. И ты знаешь, что я готов за тебя отдать жизнь. Не обращайся к иностранцам, они рациональны и жертвенность и любовь у них ограничены. Не проверяй их границы. Пожалуйста, обратись за помощью именно ко мне, Галя. Ты же меня уже достаточно испытала.

12 марта заканчивается мой карантин.

У меня на полгода вот этот номер 0176 65983130. Пусть будет на всякий случай. Я знаю, что ты ушла. Но тебя от этого не становится меньше в моей жизни. Возможно, от потребности видеть тебя во мне разовьётся особое чувство. Что-то вроде телепатии или телепортации - телегалия. Интересно как суды будут с ней бороться - ведь они не знают, что это такое. Как мне тебя отпустить? И разве ты не вольна? Ты свободна, ты всегда была свободна.

...

Галя, ты пишешь в октябрьском обвинении про профессора и про sehr respektierte Leute - очень уважаемых людей. Необязательно делить людей по шкале уважения. Ведь даже твой профессор в написанном тобой не попал в категорию очень уважаемых людей. Я даже не понимаю, о ком ты. Нет никакого разделения, есть люди, счастливые и несчастные в той или иной степени. Но есть и вспышки любви, настоящей искренней и светлой любви - мы её не замечаем, потому что это тайна двоих, но любовь вспыхивает то тут, то там, и если бы измерить её индикатором, то вся Земля светилась бы как усеянная светляками. Конечно, я не о нашей любви, хотя и она имеет место быть.

О чуме

Галя, Галюша моя любимая. Надеюсь, что тебя есть кому защищать там, где ты проведешь ближайшие месяцы. Мир медленно меняется до неузнаваемости. Это только начало, и люди думают, что это временно. Конечно, временно, но мир уже не будет прежним. С чем сравнить ближайшее будущее? С блокадой Ленинграда? Со средневековой чумой? Разорятся гостиницы, кафе, рестораны, авиакомпании, турфирмы, а за ними карточным домиком начнут схлопываться другие предприятия. Школы закроются надолго. Начнётся безработица. Перемещаться по странам будет невозможно, города закроются друг от друга.
Я совсем не знаю, как ты теперь живёшь. Возможно, ты доверилась какому-то человеку и не нуждаешься в помощи. Тогда это хорошо. Но если помощь тебе понадобится, если кроме сестры у тебя так никого и не появилось, то знай, что я всё для тебя сделаю. Даже если у тебя есть человек, а помощь будет всё же нужна, то ты только позови, и я буду возле тебя. Если тебе нужны деньги, то сообщи. Если ты захочешь уехать в Славянск, то я вас с сестрой туда довезу при любых обстоятельствах. Я защищу тебя всегда. Я твой рыцарь. Люблю тебя. Я рядом.

Галюня!

Cегодня впервые после карантина вышел на работу. Какое это удовольствие - привычно работать. Болтать с коллегами, шутить. В церкви смеются над моим походом в Русское Консульство. Я перепутал фамилию консула и требовал встречи с товарищем Конторкиным, а оказалось, что его фамилия Шарашкин, что практически одно и то же. Он теперь в курсе нашей истории, потому что за неуважение к твоим судьям против меня возбудили ещё 2 дела. За сравнение их с гестапо и третьим рейхом.

Но я не об этом. Я о тушёнке. Я знаю, что ты хоть и хрупкая, но хищница, и без мяса после поста не сможешь. Я набрал для тебя очень много тушёнки, складирую её в подвале, и при надобности сразу доставлю тебе в любую точку Земли. Тебе не нужно будет самой меня просить. Достаточно, если твоя сестра позвонит. Галюня любимая, приобретите себе хотя бы газовые балончики (Pfefferspray) для защиты - когда власть потеряет контроль, появятся уличные банды.
Пожалуйста, оставайся свободной девушкой. Не сбижайся ни с кем ради безопасности. Безопасно только в Любви. Когда любишь или когда тебя любят, с тобой ничего не случится. Всегда будут открываться нужные двери. Я за тебя даже не волнуюсь - у тебя всё будет хорошо. Даже у твоей сестры всё будет в порядке.

Галюня, милая, уезжай домой!

Пока есть возможность, улетай. Пожалуйста!

Ты же читала про электронный концлагерь. Это он и есть. Это только начало. Власть передадут военным под предлогом контроля за карантином. И все будут жить в своих норках. Не недели, а месяцы. На Родине тебе будет лучше. Там вольней. В трудные минуты ты должна быть на Родине.
Если я тебе нужен, если тебе нужна моя помощь, то дай мне знать в ближайшие дни - до выходных. Позвони, и мы поговорим.
Меня пытаются посадить в тюрьму. Не из-за тебя. Любовь к тебе для них только предлог. Из-за моих русских взглядов.
Я привык к свободе, и даже карантин для меня неволя. Галя, помнишь, я где-то здесь написал, что никто на Земле не догадывается, что всё держится на моей любви к тебе. Теперь я хочу написать, что эпидемия исчезнет, когда ты снова подружишься со мной. Когда между нами будет мир, тогда всё это закончится. Любовь сильнее всего. (18.03.2020)

Галя, я в Петергофе!

Любимая, я улетел на Родину. Не выходить из дома на чужбине равносильно заточению в тюрьму. Лучше сидеть в карантине среди русских людей. Сперва я прилетел в Москву, но не решился приехать к маме и по приглашению попутчика улетел с ним в Петербург. Он живёт у Финского Залива в Петергофе. И я влюбился в эту часть города сразу же. Дома здесь не выше 4 этажей, и даже в особняках живут обычные люди. Дворец бракосочетания Добавь к этому солнце и свежий бриз с моря, и любой карантин станет нестрашен. Мне нельзя покидать Петергоф до 2 апреля.
Посмотри - у нас заключаются браки во дворцах. Поэтому семейные ценности и дороже чем в либеральных странах. Согласись, Галя. Ты прости меня. Я никогда на большее чем дружбу с тобой не рассчитывал. Давай попробуем помириться, чтобы спасти мир. Давай хотя бы попробуем спасти Землю нашей дружбой, любимая. Не эпидемия опасна, а запугивание людей и контроль над ними. Диктатура опасней. Против неё только дружба и доверие помогут. И любовь. Она у меня есть к тебе. (21.03.2020)

Ты меня любишь.

Галя, ненависть не может быть безграничной. Ради доказательства своей ненависти ко мне ты перешагиваешь всё больше и больше границ. Ради неё ты готова упечь меня в заточение. И теперь все - просто все - люди мира оказались в заточении. Ради доказательства, что ты меня не любишь, ты посадила весь мир на карантин. Весь мир из-за наших отношений лишился свободы. И куда дальше? На что ты ещё пойдёшь, чтобы показать мне, что ты меня не любишь? Может хватит доказывать? Ты же против Бога не пойдёшь! Ты же не хочешь смерти миру. Ненависть такой большой не бывает. Галя, такой большой может быть только любовь. Ты меня любишь. Загляни в своё сердце - ты меня любишь и пытаешься обмануть себя и других. И от этого вся Земля плачет. Ты одна можешь остановить чуму.

Хватит казнить людей, любимая.

Если бы мне оставалось жить совсем немного

Галя, люди, которые знают, что скоро умрут, жалеют, что жили жизнью, которой требовали от них другие, а не своей жизнью. Я не собираюсь умирать, но у меня тоже возник вопрос, как бы я жил, зная, что скоро умру. И я понял, что именно так как живу после встречи с тобой. Я бы писал тебе, писал о тебе, пытался достучаться до твоего сердца, пытался бы примириться с самым дорогим мне человеком - с тобой. И сейчас я живу именно своей жизнью - пишу тебе, пишу о тебе. Это обыкновенно называется лебединой песней. Но ты необыкновенная.

Ты моя гусиная песнь.

Помощь от государства

Галя, ты, наверное, уже в курсе, что государство оказывает финансовую помощь тем, кто не может зарабатывать себе на жизнь во время карантина в силу специфики своего призвания. Это в первую очередь касается музыкантов. Многие уже без проволочек и бумажной волокиты получили финансовую поддержку. Достаточно заполнить формуляр и отправить на dez48kultur@brk.nrw.de Они действуют оперативно.
Чтобы поставить свою подпись в .pdf, тебе нужна программа gimp (бесплатная или что-то подобное), открывающая .pdf как картинку. Ты открываешь свою сфотканную подпись тоже в GIMP, немного осветляешь её с помощью меню "Farbe -> Helligkeit-Kontrast", вырезаешь квадратиком и накладываешь на нужное место в открытом в том же GIMP документе .pdf. Потом сохраняешь (экспортируешь) всё как .pdf. Если хочешь, я вставлю твою подпись в pdf. У меня много судебных документов с твоей подписью. Ты можешь сама погуглить тему. Думаю, ты и без меня это уже знаешь. Я тоже готов поддержать тебя и деньгами, и продуктовыми заказами. И поживи у меня в Северной Гавани - там карантин закончится раньше. И ты можешь у меня в квартире найти кучу улик: портреты, флаг, книги, фото...

Раньше я иногда представлял себе различные ситуации, где бы ты со мной охотно стала общаться. Я представлял себе то необитаемый остров, то обезлюдевшие города, где каждый знакомый человек становится дорог. Ты бы перешагнула свою гордость и позволила мне заботится о тебе - была бы рядом. Теперь мои фантазии выглядят бесчеловечно. И мне, и тебе нужны люди. Нужны и знакомые, и незнакомые. Нужны большие заселённые города, нужны прохожие. Фёдор Михайлович писал, что когда-нибудь люди осознают, как они друг другу нужны и будут беречь и любить всё человечество. Правда, это будет прекрасное время? Когда все любят и ценят всех. Тогда радость жизни станет постоянным состоянием каждого.

Тогда и у нас с тобой не будет разногласий. Я люблю тебя, Галя.

Галя, это я в страстную субботу в смоленской гостинице

Вот такой дурак тебя любит. я

1 мая

Галь, сегодня начал голодание. До среды я на карантине, и это самое лучшее время для эксперимента. Попробую на воде протянуть 4-5 дней - как получится. Второй день самый трудный, и мне будут мешать писать книгу мысли о еде. Написал одну главу о твоей коллеге: о том, как пытался разузнать у неё что-нибудь характерное из твоего прошлого. Тебя это злит, я знаю. Но чем больше люди друг друга знают, тем меньше недопонимания. Может, я узнаю тебя с такой стороны, после которой полностью потеряю желание тебя видеть. Это же и твоя цель? Ты же хочешь, чтобы я тебя разлюбил? Или нет?

Я нет. Я ни в коем случае не хочу терять любовь к тебе. Хочется тебя увидеть, хочется провожать даже молчаливую. Хочется искать в тебе перемены и сравнивать с тем, какой я тебя помню. Хочется, чтобы ты со мной заговорила.

2 мая

Галюша, я вижу будущее светлым и лёгким. Но, если ты волнуешься из-за угрозы принудительных вакцинаций, продления карантина на годы, то я ещё раз повторяю, что готов помочь тебе на время пожить в самой свободной на сегодня стране - в Беларуси. Я готов снять тебе там квартиру хоть на год-два. Помогу улететь, буду переводить тебе средства. Я хочу чтобы ты была счастлива, а там ты непременно будешь чувствовать себя свободней и уверенней. Ты можешь даже поучиться там год-два и вернуться, когда здесь всё успокоится. А может тебе там понравится, ты по-настоящему влюбишься и устроишь свою жизнь там. Я буду только рад за тебя. Буду рад, что у тебя будет русский муж. Пожалуйста, уезжай. Не трать молодость на карантин.

Я легко проголодал второй день. Люблю тебя. Люблю твой взгляд и улыбку.

3 мая. Ходил в храм

Галя, сегодня утром увидел на ютуб трансляцию литургии из деревянного храма и впервые нарушил карантин. Около 40 прихожан стояли на улице, а 4 священника и три хористки были внутри. Мне люди очень обрадовались. И это было взаимно. Ты и сама была сегодня в храме - я так думаю. Я выложил в "Москве" ещё один отрывок из будущей книги. Целиком главы слишком больши. Я пишу "нудно" под Кафку и с проблесками о тебе под Раскина. Сперва я завершу все тяжёлые главы, а светлые оставлю на дессерт - их писать легче.
Третий день голодания подошёл к концу без трудностей. Но завтра вечером я, наверно, начну выходить из него яблочным соком: 96 часов без еды достаточно на первый раз.
Ещё я хочу изменить вид страницы, чтобы она была читабельна на всех устройствах. Но содержание я сохраню и продолжу пополнять его.
На самом деле я хотел показать, что готов сделать тебе страницу. На твой вкус. И зарезервировал её для тебя. Но всё моё ты отвергаешь. При дружбе можно было бы сделать всё гораздо изящней. У нас с тобой и есть дружба, правда? Ни ты, ни я дружить не умеем, и наша дружба получается такой. И она вопреки разным испытаниям очень созидательная и искренняя. Правда, Галя?

4 мая. Почему я тебе пишу?

Привязанность - разве это плохо? Если бы она приносила страдания, то да, но мне хорошо, что ты есть. Я только в редкие дни чувствую, что ты меня бросила, а в основном я чувствую, что ты хорошо ко мне относишься. Меня в этом никакой суд не переубедит.

Я не могу писать сюда ежедневно, пока не переделаю дизайн. Надо всё упорядочить.

Голодание сегодня вечером я закончил. В России разоряются издательства. Не представляю, у кого буду издавать повесть. Да и не готова она ещё. Больше у меня нет материала о тебе. Майский концерт, суд в ноябре, и как ты оглядываешься, выйдя из трамвая, не следую ли я за тобой. Остальное - бесконечные процессы, где есть только твоё имя, но не ты сама. Я обожаю твоё имя. Я его могу повторять бесконечно. И оно принадлежит только тебе. Ещё в повести много улик против меня. Но суды к тому времени закончатся, и никто не рискнёт судить меня на основании написанного. Но я подарю тебе книгу, и ты можешь идти с ней в суд или оставить на память. Это книга жизни, и ты в ней главная героиня.

Повесть - кладезь улик

Галя, чем больше я пишу, тем больше улик против себя выкладываю. Будущая повесть - одно полное собрание вещественных доказательств и признаний. И самое замечательное в книге то, что воспользоваться сведениями и признаниями из неё койские судьи не могут ни в силу незнания языка, ни в силу того, что повесть - литература, ни в силу того, что она, к сожалению, выйдет позже задуманного. В книге будет правда, и вестфальские судьи будут против неё бессильны. Только не подумай, что у меня задача проучить их. Слишком низко отвлекаться на чиновников. В книге всё внимание адресовано тебе.
Ты сочтёшь глупым писать о паре встреч, но, во-первых есть книги об одном единственном дне, а во вторых эта пара встреч - продолжение истории.
Сама книга - продолжение истории. Она вынужденная переправа через запреты и молчание. Она мост. И этот мост не на пустом месте. На пустом месте ничего не родится. Книга - вынужденный мост из прошлой дружбы в дружбу будущую. Не было бы молчания, не было бы и моста через него. Ты молчишь, и я в ответ пишу.

Мои повести - зеркало твоего молчания. Маятник раскачивается в обе стороны.

Галя, согласись, что у нас с тобой красивые отношения. Какой бы шаг ты не сделала, я отвечаю на него наилучшим образом. Пусть с задержкой и неожиданно, но я тоже делаю хорошие шаги. Ты отвечаешь на них, и у нас выходит настоящий танец. Он непредсказуем как всё живое и как музыка, которую ты играешь - без повторений и топтаний на месте. Иногда кажется, что он закончился, а потом это оказывается паузой. Неужели ты ещё не разглядела нашего танца? Он в разделе Кино.
Ты предельно честно меня не любишь, а я предельно честно тебя люблю. И это лучше компромиссов, лести, заискиваний.

Это любовь без примесей.

Галюша, с Днём Победы!

Галя, поздравляю тебя с нашей Победой на немецко-фашистскими захватчиками. 27 миллионов наших соотечественников отдали свои жизни, чтобы смогли родиться твои и мои родители, чтобы могли родиться ты и я. Помни, пожалуйста об этом. Слава нашему народу!
Сегодня единственной свободной из республик осталась Беларусь. И теперь уже нам пора изгонять фашистов с нашей Родины.

Я люблю тебя, Галя!

Я скучаю по тебе

Бывают дни, когда я совсем тебя не чувствую. День, два, три непонятной пустоты. Я перебираю в уме, что с тобой происходит. Может, ты нашла себе пару. Может, даже беременна. Может, в больнице. Но нет - другое. Словно ты бросила меня, Землю, и растворилась.
Помнишь, я "продвигал" четвертое, пятое измерения - предполагал, что там лучше. Я больше не хочу всего этого. Я хочу находиться в тех измерениях, что и ты. Там, где ты. В том же времени и пространстве. Рядом. Поэтому я вынужден раз за разом дёргать тебя - убеждаться, что ты ещё здесь.

Будет смешно, если следующие пятьдесят лет мы проведём также: в судах, граффити, книгах, письмах. Страны вводят и снимают карантины. Позволь мне хотя бы снова провожать тебя. Сними карантин, Галя.

Поездки и зубная паста

Галя, когда я однажды приезжал в Койск помириться с тобой, то забыл зубную пасту и попросил в аптеке самый маленький тюбик. Мне охотно подарили пробник, и с тех пор в поездке или перед ней в любой аптеке я получаю пасту в подарок. Пробник занимает мало места, и его легко хватает на неделю - для гастролей и путешествий очень удобно. В здешних аптеках это всегда "Elmex".

Ты умница

Обожаю тебя.

Одна свобода на двоих

Наша дружба похожа на вакцинацию, правда? Кто-то считает вакцинацию добром, кто-то злом. Она поделила мир на два непримиримых лагеря. И в наших отношениях тоже диаметрально противоположные взгляды: категоричная ненависть и глубокая привязанность.

Если бы я видел, что причиняю тебе зло, то сам бы обходил тебя десятой стороной. Но ведь ты страдаешь даже от того, что я просто думаю о тебе. Причём я и в мыслях никак тебя не оскорбляю. Ты хочешь свободы, которой тебя никто не лишал. И ты хочешь отобрать свободу у меня. Как будто у нас одна свобода на двоих.
Тебя никто не заставляет замечать меня. И я никак не компрометирую тебя ни фамилией, ни фотографиями. Но ты сама ожидаешь от меня каких-то проявлений и действий. И мне это приятно.
И никому кроме нас наша история была не интересна — ты сама вынесла её на суд. Я делал всё только для тебя (или для себя, если это не одно и то же). Чтобы ты меня иногда слышала. Какой смысл запрещать писать письма и эмайлы, если можно просто не читать их? У тебя не всё в порядке, но разве из-за этого я должен тебя бросить? Ты сама уйдёшь, если захочешь — перестанешь обращать внимание на портреты, книги, значки, страницы.
Но ты же не хочешь. Ты не хочешь, чтобы я забыл тебя. Я бросал тебя однажды по твоей просьбе, и ты сама же меня вернула. Тебе удобно, чтобы я нёс ответственность, и я несу ответственность. А ты не при чём.

Как я могу мешать тебе жить? Как ты это видишь? Девушка не позволяет себе влюбиться в кого-то, потому что за 400 вёрст живёт тип, который сильней любви? С девушкой не хотят начинать отношения, потому что в другом городе кто-то тоже её любит? Ты одна, потому что я тебе мешаю? Но мне же никто не мешал провожать тебя целый год. И тебя «преследовали» ещё до меня, и во время меня. И твою сестру тоже «преследовали», как рассказывала она сама. Если кто-то и может стоять на пути ваших отношений, то вы сами мешаете друг другу. У меня нет, слава Богу, сил влиять на чужую любовь. Если ты кого-то полюбишь, то я буду бессилен. Галя, ведь этому даже в сказках детей учат. Я для тебя в худшем случае испытание, но никак не злодей. Просто ты с чем-то внутри не можешь справиться, и в твоей модели мира требуется злодей. И ты меня поставила на его место. И даже в этом случае ты очень счастливая — такого безобидного злодея найти не каждому удаётся.

Наша история будет меняться от года к году. Сегодня я плохой, а через пятьдесят лет самый лучший. Так бывает.

Если ты на сказках росла, то должна помнить, что герой легко становится изгоем и наоборот. Это даже обязательное условие — пройти испытания разными ролями. И в своей жизни ты можешь найти случаи, когда ты то на коне, то в опале. Я в опале у тебя. Таковы твои правила.

21 мая

Я начал праздновать твой ДР уже с четверга. Галечка, уступи мне - давай помиримся. Всем в мире от этого станет лучше. Речь же не о любви, а о дружбе.


-------------------------♬-------------------------